Все новости
Люди района
23 Мая 2019, 13:21

Спросим у детей войны: Что врезалось в память со времён Великой Отечественной войны?

Ветераны, дети войны поделились воспоминаниями о тяжелых годах войны.

Римма НАСЫРОВА, ветеран труда, 78 лет:

– Мой отец, Хамит Абдрахимович, вернулся с финской войны инвалидом второй группы, поэтому его не взяли на фронт во время Великой Отечественной войны. Он исполнял обязанности председателя Чишминского сельсовета. Как и во многих семьях, во время войны в нашем доме жила русская пара, эвакуированная из Одессы. Мама целыми днями пропадала на работе в колхозе, а эта женщина учила меня разговаривать (мне было 2–3 года) на русском языке. Многие позже спрашивали, а почему свою мать я зову мама, а не энкей (в пер. с тат. – мама).

Гизар ЯНБАРИСОВ, ветеран труда, 84 года:

– Мне было семь лет, когда началась война. Отец ушел на фронт, осталось нас четыре рта. Для нас наступило голодное время. После того как убирали урожай с полей, все – женщины, дети, старики – выходили и собирали оставшиеся зерна, чтобы потом дома перемолоть их в муку. У нас у единственных на всей улице была ручная мельница, так что со всего села к нам приходили с просьбой воспользоваться ею. Я ее бережно храню до сих пор как память, как воспоминание о тяжелом времени, как кормилицу во время войны.


Фнун КАШФУТДИНОВ, ветеран труда, 80 лет:
– В военные годы зимы были суровые, тяжелее всего было переносить нехватку теплой одежды и еды. В силу своего возраста мы не понимали всей глубины беды, постигшей всех нас. Разговоры женщин с утра до вечера были только о войне. Все ждали писем с фронта, ждала и моя мама. Но одновременно все боялись почтальонки, ведь она приносила не только письма, но и похоронки. Ее называли «Кайгы (в пер. с тат. – горе) Мадина». Как выяснилось позже, она целый месяц носила в сумке похоронку отца, не осмеливаясь отдать. Мама осталась вдовой с четырьмя детьми…

Анна ЛЕОНТЬЕВА, ветеран труда, 90 лет:

– Я была пятым ребенком, всего же нас было восемь детей. Мне было 12 лет, когда началась война. Помню, как пахали на быках: – женщины их вели, а мы подгоняли. Так как обуви не было и ходили босиком, пятки страшно трескались, ступить невозможно. И мы потихоньку брали солидол с колес телег, чтобы их смазать, хотя взрослые и не разрешали. Мой дед работал кузнецом в колхозе, и ему давали паек – немного муки в месяц на всю семью. Мы ее растягивали как могли, добавляли лебеду, делали затируху и ели. Ждали Победу каждый день, каждую минуту!